Мы в соцсетях:
блог женского психолога

СУЩАЯ БЕЗДЕЛИЦА

СУЩАЯ БЕЗДЕЛИЦА
Тип статьи:
Авторская

Ура! Жизнь удалась! Так называемое «добро» победило так называемое «зло»: Кощей издох, согбенная замарашка наконец-то умылась, расфуфырилась и отправилась-таки под венец, бряцая несметными жемчугами. Король потеснился на полцарства, чтоб отпрыски сыграли свадебку, «тут и сказочке конец» — finita la comedia! Остался лишь сущий пустячок, безделица: прожить яркую и счастливую жизнь, невзирая на проблемы, конфликты, страсти, разочарования, одержимость, опустошенность, соперничество, ошибки, раскаянья, обиды, поражения, скуку и усталость… И все. Сказка станет былью с весьма аппетитным поэтическим концом…

То-то и оно. Реальный конец сказок о вожделенном украшении безымянных пальчиков героев обручальными колечками часто циничен, вульгарен и прозаичен… Любовная идиллия начинает обрастать гадкими бородавками обыденности: «пуд соли» оказывается не так сладок, как представлялось, безудержное веселье вдруг сменяется скукой, в процессе которой становится очевидно: на широком брачном ложе возлежать вдвоем неудобно, тесно, а порой просто противно…
Увы, но не все матримониальные союзы «живут долго и счастливо»… Сказочка потихоньку скатывается в быль-пыль, быт-стыд, боль-моль, превращаясь в замкнутый круг невыносимых отношений, единственный выход из которых, вспрыгнув на мопед к юному сантехнику, сбежать к чертовой матери… Драма расставания — одно из самых страшных испытаний, выпадающих на нашу долю. Неважно, кто был инициатором: плохо чувствуют себя оба. И дело здесь не в привычке, нежных чувствах, рожденных детях или совместно нажитом добре. Главная причина нашей душевной боли из-за разрыва отношений состоит в осознании того, что грезы о радужных перспективах сказки «со счастливым концом» были поруганы и уничтожены, причем нашими совместными усилиями. День за днем они протухали, покрывались плесенью, становились «общим местом», постепенно превращая водопад страсти в отвратительное липкое болото усталости и разочарования. Это болото засосало в трясину всю нашу сердечность, все благородство, все высокие побуждения, все светлые эмоции, оставив вместо них в душе одну лишь неудовлетворенность, раздражение да чувство вины.
Так что, расставание — не крах, а спасение, поскольку оно единственная твердая точка опоры, способная помочь выбраться из булькающей топи опостылевших брачных уз. Ведь, как бы цинично это ни прозвучало, но разлука — процесс не менее естественный, чем встреча. Они не только связанны, следуя друг за другом (как в стихах Александра Кочеткова: «за расставаньем будет встреча»), но часто сами из себя же и вытекают. Признав этот факт, мы спасем себя от унизительных истерик и жалкого лепета («не бросай меня!»). Мы прекратим в клочья рвать свое сердце, прекратим обвинять мир в жестокости, а свою пассию — в неблагодарности, прекратим оскорблять свои и чужие чувства… Мы мужественно скажем: «все, что ни делается, ведет к лучшему», признав право каждого по своему вкусу распоряжаться жизнью.
Да и как не признать этого права, если все мы такие разные? То, что одни изо всех сил стремятся сохранять все, что есть, а другие жаждут авантюр и приключений, мы знаем заранее. Равно как и то, что, сближаясь с кем-то, рискуем быть непонятыми и отвергнутыми… Но ведь риск — «благородное дело», разве нет?
А нежные чувства — это всегда риск либо обрести счастье, либо разбить себе сердце. Боль, перенести которую может помочь единственная позиция: молчать, стиснув зубы. Любые стоны и мольбы — «давай попробуем еще раз», «пожалуйста, не уходи», «мы же были созданы друг для друга», «пожалеешь, да поздно будет» — усиливают страдание, как визг — почечную колику. Любые попытки удержаться на плаву, схватившись за прошлое, только быстрее тянут на дно, раня гордость и самолюбие… Рискуя, мы не только «пьем Шампанское», мы познаем истину, что ничего нельзя вернуть в этой жизни, что все, что было, уже в «было», что все, что случилось, уже случилось, что нам подвластно только одно время — настоящее…
Поэтому в точке разрыва отношений с близким человеком вместо того, чтобы впадать в прострацию паники и возмущения, мы должны… заняться реальным делом. А именно: приступить к коррекции полученной психотравмы, признав, что гвоздь проблемы состоит не в ситуации, а в нашей саморазрушительной эмоциональной реакции на нее — шипящем синдроме «ОтриЦа-возмуЩе-соЖаления» (ЦЩЖ). Этот синдром — «троянский конь» в тонком мире психики — он разрушает нашу систему защиты и адаптации, чтобы, лишив воли к жизни, превратить нас в жалких неудачников. Так что, вместо бессмысленных разборок с «бывшими» нам есть чем заняться, чтобы выдворить «Трояна» из своей головы.
Первая реакция на разрыв — Ц — отрицание. Это оно побуждает нашу ошарашеность лепетать: «как же так?! не может быть! почему это случилось именно со мной?»… «Застукав» самих себя на подобном лепете, следует сразу дать отпор навязчивому состоянию. Как? Признать, что понимание причин произошедшего не имеет никакого практического значения, что оно не к месту и не ко времени. Как бы сложилась судьба Робинзона Крузо, если бы вместо поиска пропитания и постройки «вигвама», он предавался «глубокомыслию» размышлений о причинах кораблекрушения, повлекших его заточение на необитаемом острове? Ну догадался бы он, что виновником всех бед был северный антициклон. Чем бы помогло ему это «озарение»? Ничем. Все уже случилось. Любовная лодка уже разбилась (о быт, не о быт — неважно. Важно, что началась совсем другая «история с географией»). Признав реальное положения вещей, мы начинаем владеть ситуацией, вместо того, чтобы безвольно следовать за сложившимися обстоятельствами. Мы знаем, что произошло. А знание не бывает плохим или хорошим — только полезным и нужным, помогая больше не наступать на «грабли», которые единожды больно стукнули нас по лбу.
Фаза Щ (возмущение) ужасна тем, что погружает несчастного страдальца в вакуум одиночества. Бедные окружающие, вынужденные слушать непрерывные причитания — «Представляешь, какая сволочь!? Я для нее — все! А она? Ничтожество неблагодарное! Ведь плюнуть не на что, а все туда же!» — спешат как можно быстрее отделаться от навязчивого собеседника. Лояльность проявляют лишь те, кто сам находится в таком же положении. Но все подобные беседы менее содержательны, чем разговор двух парализованных слепоглухонемых.
Безусловно, право гневаться всегда остается за нами. Но делать это можно продуктивно (без свидетелей), а можно бездарно (на публику). «Обличительные» факты и подробности неудавшейся семейной жизни унижают рассказчика (и в чужих, и в собственных глазах). Ведь по его словам, он настолько глуп, наивен и неразборчив, что умудрился прожить пять (семь, десять, двадцать…) лет с мерзким ублюдком, гадким скрягой, импотентом, подлым гнусом. Гнев становится продуктивным только тогда, когда он изливается не в чужие уши, а… на бесстрастную бумагу: «февраль, достать чернил и плакать»*. Такие упражнения чистописания не только помогают разобраться и в себе, и в ситуации, но и несут энергетический подтекст, помогая очистить свое биополе. Ежедневно (хоть с понедельника), записывая все претензии и протесты по поводу действий «обманщика коварного», в воскресенье за чашечной кофе следует представить себя редактором-корректором и перечитать «записки сумасшедшего», вычеркивая повторы, напраслину и глупости. А наиболее «ценные» умозаключения и обвинения выписать на чистый лист, чтобы в понедельник продолжить фиксировать на нем свои впечатления. А старый лист (с корректурой) сжечь. Эти каллиграфические упражнения следует продолжать до тех пор, пока количество букв на двух листах (до и после корректуры) не совпадет, превратившись в пару строк: «Уходи. И не мешай мне быть счастливым». Тут с облегчением можно себя поздравить: фаза возмущения закончилась, жизнь продолжается и больше мы не отравляем ее ни себе, ни окружающим.
И то верно: лелеять утраты, возмущаясь, посыпая голову пеплом, — это ли не глупость? Зачем хранить разбитую чашку? (Вокруг столько других, лучше прежних). Зачем рыдать перед наглухо задраенным люком супружеской спальни? (Вокруг столько настежь распахнутых дверей). Нам открыт целый мир! Наконец-то мы можем зайти туда, где хотели побывать: на занятия по иностранному языку, в салон красоты, на танцевальные уроки, в тренажерный зал, к Сенсею по йоге, в школу экстремального вождения… Нам еще так много нужно успеть! Мы так много должны сделать хорошего: избавиться от лишнего веса, научиться стильно одеваться, прочитать кучу книг, подивиться диковинным странам, восхититься театральными шедеврами и даже просто «стать богатым и здоровым»… Нам ли возмущаться чужими несовершенствами, имея столько собственных? Так что, не тратя больше ни секунды, вперед, за работу, которая, как известно, спасает от трех зол: скуки, деградации и нищеты.
Замыкает синдром «Трояна» фаза Ж — сожаление: «как же мне теперь без машины? без любимого дивана? без вечерних посиделок? Что обо мне подумают другие? Что будет с детьми? Как свести концы с концами? Как жить-то дальше?» Все верно: «знал бы, где упадешь, соломки б точно подстелил». Но теперь-то, уже «разбив коленки», бояться больше нечего! Худшее позади. А лучшее? «Конечно, впереди»! Ну потеряли мы кошелек (сломали зуб, съели торт), что из этого следует? Решение финансового вопроса (посещение стоматолога, акт дефекации). Вот и все. В этом нет ничего запоминающегося или трагичного. Наше счастье не зависит от «бывших» зубов, денег, тортов, возлюбленных, диванов, машин, ключей… На него влияют только те эмоции и смыслы, которыми наполнено настоящее…
Настоящее никто ничем за нас не наполнит, поэтому у нас — полная свобода действий. Главное — заставить себя видеть, слышать, ощущать, обонять и мечтать. И тогда мы обретем то, чего были лишены раньше: нас будут радовать красивые люди и печалить немощные старушки (побуждая оплатить их скудную покупку в продуктовом магазине). Нас станет раздражать пыльное окно в подъезде, и мы возьмем в руки ведро и тряпку, чтобы потом, каждый раз проходя мимо, ощущать закономерную гордость. Нас вдруг охватит странное волнение от запаха кожи знакомого, с которым мы рассматривали ценные марки, чтобы неожиданно превратиться в страстный поцелуй…
Все, что нужно для счастья, у нас есть. А то, чего нет (например, бывшие), ни на что не влияет. Ну право, какое воздействие может оказывать то, чего нет? Его же НЕТ! Ура! Пока мы живы, все будет хорошо!
— Что же из этого следует?
— Следует жить, шить сарафаны и легкие платья из ситца.
— Вы полагаете, всё это будет носиться?
— Я полагаю, что всё это следует шить!
Veta March

0
222
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Следуйте за нами в Instagram